НОВОСТИ ПАЛАТЫ

Членами и экспертами Общественной палаты Кемеровской области проведена общественная экспертиза, в рамках которой рассмотрены и проанализированы проекты федеральных законов «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и статью 13 Федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Анализ вносимых изменений в указанные действующие законодательные акты разделил мнения. Одни члены Общественной палаты Кемеровской области считают, что предлагаемые в законопроектах изменения необходимы, положительным образом отразятся на легализации деятельности самозанятых физических лиц, поскольку предусматривается возможность осуществлять отдельные виды предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, что повлечёт увеличение количества поставленных на учёт в налоговых органах самозанятых физических лиц и позволит легально заниматься предпринимательской деятельностью без угрозы привлечения к ответственности за её незаконность. Остаётся лишь увеличить свободный от налогообложения период, продлив его на ряд лет вперед (разработать своеобразную «дорожную карту»), так как указанный в законопроектах краткий срок может снизить желание легализации, считает Елена Казанцева, член Общественной палаты Кемеровской области. Для этого следует обдумать и законодательно закрепить необходимые условия.

Вместе с тем большая часть членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области считает по-другому. Легализация своей деятельности самозанятыми физическими лицами не только нецелесообразна, но и не нужна. Логика государства понятна: сейчас это огромный теневой рынок, в котором ни наёмный рабочий, ни работодатель не заинтересованы в легализации отношений. Работодатель не желает платить «лишние» деньги, работник – их терять. На практике по стране небольшое количество из данной категории встали на учёт, и внесение в закон дополнения об освобождении от НДФЛ на 2019 год ничего не изменит, так как у данной категории лиц нет доверия и желания вносить определённую законом сумму с надеждой на возврат в каком-либо виде.

Прежде всего, все отчётливо понимают, что после 2019 года освобождение самозанятых от уплаты налога на доходы физических лиц, а работодателей – от уплаты страховых взносов с выплат самозанятым физическим лицам кончится и дальше придётся либо сниматься с налогового учёта, либо платить.

Более того, в силу п.7.3 ст. 83 Налогового кодекса Российской Федерации физическое лицо (за исключением лиц, указанных в статье 227.1 НК РФ), не являющееся индивидуальным предпринимателем и оказывающее без привлечения наёмных работников услуги физическому лицу для личных, домашних и (или) иных подобных нужд, признаётся самозанятым гражданином. То есть законодательно закреплено, что круг лиц, которым может быть оказана услуга (1 физическое лицо), ограничен и, что оказание услуги должно быть исключительно для личных, домашних или подсобных нужд.

Таким образом, официально и круг лиц, признанных самозанятыми гражданами и имеющими право на налоговые каникулы в период 2017, 2018 и 2019 годы, также ограничен, это:

- репетиторы;

- граждане, занимающиеся уборкой жилых помещений;

- граждане, которые присматривают за детьми, больными, а также пожилыми людьми, достигшими 80-летнего возраста.

Законом субъекта Российской Федерации могут быть установлены также иные виды услуг для личных, домашних и (или) иных подобных нужд, доходы, от оказания которых освобождаются от налогообложения в соответствии с настоящим пунктом.

Налоговые каникулы предусмотрены ограниченному кругу лиц самозанятых граждан, при этом, не самым высокооплачиваемым и востребованным, более того, данного рода услуги зачастую не характеризуются долговременностью. Например, репетитора приглашают на время подготовки к поступлению в ВУЗ.

Для осуществления деятельности, помимо уведомления налоговых органов, предусмотрено приобретение патента, действительного на территории субъекта Российской Федерации, где он выдан. Срок действия патента составляет от 1 месяца до 1 года, стоимость устанавливается каждым субъектом РФ и составляет примерно 20 000 (двадцать тысяч) рублей. Таким образом, из выше перечисленного следует, что приобретение патента для многих из граждан носит экономически нецелесообразный характер. Отсрочка/рассрочка по оплате патента не предусмотрена на законодательном уровне.

«Для исключения правовых коллизий на законодательном уровне необходимо не только предусмотреть, что деятельность самозанятых граждан не относится к предпринимательской деятельности, но и дать ей чёткое определение, расширить круг лиц, которым можно оказывать услуги (например, не более 5 физическим лицам), отдельно регламентировать и включить выполнение услуг удалённо - интернет для юридических лиц. Соответственно, закрепить перечень услуг, которыми могут заниматься самозанятые граждане. Этот перечень должен быть единым для всех субъектов Российской Федерации (фотографы, швеи, частные водители, ремонтники, няни, дизайнеры, переводчики, рыбаки, фрилансеры, арендодатели-собственники, горничные, сиделки, копирайтеры и др.)», – полагает член Общественной палаты Кемеровской области Юрий Кутырев.

Кроме того, необходимо ввести и закрепить понятие частично самозанятые граждане – физические лица, имеющие основное место работы, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, и оказывающие услуги физическим, юридическим лицам – удалённо. К этой категории возможно отнести физических лиц, имеющих основное место работы и дополнительно занимающихся сдачей в аренду недвижимого имущества. Копирайтеров – физических лиц, в свободное от основного рабочего времени придумывающих и пишущих тексты, которые помогают что-то продать – товар, работу, услугу.

Законопроект в целом регламентирует процедуру уведомления налоговых органов об осуществлении деятельности самозанятыми гражданами, вводится понятие уведомление, тем самым, исключая двухзначное толкование процедуры оповещения налоговых органов. В тоже время имеются явные недоработки.

Говоря о налоговых каникулах для определённого круга самозанятых граждан в определённой сфере, законодатель не оговаривает особо иностранцев, а в требованиях для получения патента говорится только о гражданах Российской Федерации, в связи с чем возможны спорные ситуации, не равные условия для физических лиц.

С учетом изложенного, для легализации самозанятых граждан необходимо:

- на законодательном уровне закрепить понятия самозанятые граждане, частично самозанятые граждане;

- расширить количество лиц, которым будут оказываться услуги;

- увеличить и ввести единообразие сфер, в части которых самозанятые/частично самозанятые граждане будут оказывать услуги;

- предусмотреть дополнительные льготы по отсрочке или рассрочке оплаты патента;

- предусмотреть выдачу патента на все виды услуг, оказываемых самозанятыми, частично самозанятыми гражданами.

Предлагаемые в законопроектах изменения не окажут существенного влияния на количество поставленных на учёт в налоговых органах самозанятых физических лиц, уверен эксперт Общественной палаты Кемеровской области Андрей Переладов, поскольку:

во-первых, терминология «самозанятые физические лица» и лица «оказывающие услуги физическому лицу для личных, домашних и (или) иных нужд», как это указано в законопроекте о внесении изменений в НК РФ, является различной по правовому содержанию для отраслей налогового, гражданского и трудового права. Налоговый кодекс Российской Федерации такое понятие, как «самозанятые» не использует;

во-вторых, термин «самозанятые» был официально введён в юридический оборот Приказом Росстата от 18.02.2016 № 71 (ред. от 23.01.2017) «Об утверждении статистического инструментария для организации Федеральной службой по труду и занятости федерального статистического наблюдения за предоставлением государственных услуг в области содействия занятости населения», однако данный нормативный акт не может быть отнесён ни к сфере гражданского, ни к сфере трудового и уже тем более к сфере налогового права;

в-третьих, социальный статус самозанятых лиц также неоднозначен. С одной стороны, нашим обществом рассматриваемое явление не только не отторгается, но и приветствуется. Но необходимо учитывать и то, что самозанятые не участвуют в формировании внебюджетных фондов социального назначения, что вызывает вопрос: за их медицинское и пенсионное обеспечение отвечают законопослушные граждане? Это формирует в отношении самозанятых граждан образ неких «иждивенцев». С иной точки зрения самозанятые являются примером естественной социально-трудовой мимикрии социума в условиях латентной безработицы. Однако, самозанятые граждане лишены стандартного инструментария защиты своих интересов, свойственного «официальным» индивидуальным предпринимателям или участникам трудовых отношений;

в-четвёртых, правовой статус самозанятых в настоящее время не определён. Их деятельность, по своей сути, ближе к предпринимательской, и в отсутствие государственной регистрации она может быть признана таковой. При этом с правовых позиций это явление именуется незаконным предпринимательством, за что предусмотрено наступление административной либо уголовной ответственности;

в-пятых, складывающаяся практика налогового администрирования идёт по пути вменения лицу, занимающемуся экономической деятельностью, направленной на систематическое получение дохода, всего налогового бремени индивидуального предпринимателя, в том числе и НДС. Это обстоятельство не может стимулировать самозанятых граждан регистрироваться в ФНС;

в-шестых, правовая природа самозанятости вносимыми законопроектами не разрешается ни в доктринальном, ни в общесоциологическом плане. Между тем социологические опросы в среде юристов показывают полное несовпадение с предлагаемой проектом доктриной. Так, например, определяя правовую природу деятельности самозанятых граждан, респонденты из числа юристов посчитали оптимальной квалификацию в качестве: предпринимательской (26%), трудовой (23%), приносящей доход (65%), иной экономической деятельности (13,3%). При этом опрошенные полагают оптимальной регламентацию правового режима самозанятых Гражданским кодексом РФ (38,7%), Федеральным законом «О занятости» (53,3%), Трудовым кодексом РФ (25%), иным законодательным актом (6,3%), в качестве которого называют Конституцию РФ.

Очевидно, что поставленные проблемы в дефиниции понятий самозанятость, самозанятые граждане, граждане, оказывающие услуги, основанные на личном трудовом участии, законопроекты не разрешают, но дают возможность трактовки таких действий как суррогата предпринимательских, что может обернуться повышенным фискальным багажом.

В альтернативе можно предложить оформление патента без государственной регистрации в качестве лиц, занимающихся иной экономической деятельностью.

Таким образом, перспектива увеличения числа самозанятых граждан, обратившихся в ФНС, представляется крайне сомнительной.

Разрешительный порядок ведения деятельности теоретически должен способствовать увеличению числа самозанятых лиц, проходящих процедуру учёта или регистрации, но корректировка процедуры налогового администрирования как таковая не является главным фактором, влияющим на существо отношений с участием самозанятых граждан. Замена уведомительного порядка ведения деятельности самозанятых физических лиц на разрешительный (учёт, регистрация) не допустима в связи с тем, что процедура постановки на учёт самозанятых должна быть упрощена. Цифра вряд ли изменится: кто уведомляли – те встанут на учёт, но не более.

По мнению членов и экспертов Общественной палаты Кемеровской области, на законодательном уровне целесообразно предусмотреть, что деятельность самозанятых физических лиц не относится к предпринимательской деятельности. Иначе будет откровенная путаница между понятиями предпринимателя, самозанятого гражданина, и гражданина, оказывающего услуги другим для личного потребления. При этом законодателем должна быть выработана система критериев, позволяющая отграничивать упомянутые выше понятия и правовые институты различных сфер права.

С одной стороны, перечень услуг, которыми могут заниматься самозанятые граждане, должен быть максимально расширенным, поскольку самозанятые – это, как правило, лица, помогающие по хозяйству: клининговые услуги, уборка территории, уход за садово-огородным участком, покупка вещей и продуктов, присмотр за детьми, их сопровождение в образовательные учреждения и др. Это повысит количество легализованных самозанятых лиц. Но тогда необходимо определить ряд признаков, отграничивающих деятельность самозанятых граждан от предпринимательской деятельности, установленной в статье 23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сферу такой деятельности целесообразно базировать на сфере потребительских (бытовых) услуг, создания технически несложных товаров, продуктов питания.

С другой стороны, содержащаяся в Налоговом кодексе Российской Федерации (абзац 7.3 статьи 83) формулировка: «услуги физическому лицу для личных, домашних и (или) иных подобных нужд» является достаточной и отменяет закрепление исчерпывающего перечня видов деятельности самозанятых физических лиц на федеральном уровне.

Исходя из приведённых выше норм права, физические лица, имеющие основное место работы, могут быть отнесены к самозанятым при условии, если их деятельность не будет обладать признаками трудовой деятельности, установленными трудовым законодательством, и признаками предпринимательской деятельности, урегулированной нормами гражданского законодательства.

С другой стороны, кем тогда являются лица, занимающиеся иной деятельностью, имея при этом основное место работы? Возможно, такие физические лица следует относить к самозанятым вне основного места работы. Соответственно, свою деятельность они также должны осуществлять легализовано, что, в том числе, повысит количество легализованных самозанятых физических лиц. Будет целесообразным для таких людей применить другое понятие, например, частично самозанятые. Это позволит чётче представлять ситуацию с занятостью, избегать двойного счёта и давать возможность легально заниматься данной деятельностью.

Идея законопроекта правильная, но маловыполнимая. Показательным является пример с «садовой амнистией», в которой были заинтересованы граждане. А в данном случае заинтересовано только государство, наказания за неисполнение нет и, соответственно, отдачи не будет, считает член Общественной палаты Кемеровской области Евгений Агеев. Процедуры в законопроектах определены не все. Коррупционных рисков не предвидим. Возможно, при разъяснении законодательной инициативы следует обозначить выгоды для самозанятых при регистрации.

На основании изложенного Общественная палата Кемеровской области полагает, что проект нуждается в серьёзной доработке. Принятие проекта в предложенном виде может привести к избыточному налоговому бремени самозанятых граждан, как лиц, фактически осуществляющих предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве предпринимателей в установленном законом порядке.