НОВОСТИ ПАЛАТЫ

В Общественной палате Кемеровской области проведена общественная экспертиза проекта федерального закона № 313759-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтерства)».

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области полагают, что в законопроекте чётко определён статус добровольческих (волонтерских) организаций, организаторов добровольческой (волонтерской) деятельности и добровольцев (волонтеров) и закреплены необходимые требования, которым должны соответствовать организации и лица. Это позволит сформировать единый подход в регулировании отношений в сфере добровольчества (волонтерства).

Вместе с тем при анализе законопроекта возникают вопросы, связанные с разделением понятий. Например, понятию «добровольческая (волонтерская) организация» дано следующее определение: «…некоммерческая организация в форме общественной организации, общественного движения, ассоциации (союза), фонда или автономной некоммерческой организации, которая для осуществления своей деятельности на постоянной или временной основе привлекает труд добровольцев (волонтеров) и осуществляет руководство их деятельностью…».

«Согласно этому определению добровольческой организацией является не объединение добровольцев, что было бы логично, и даже не НКО, в которой основную часть общественно полезной деятельности выполняют добровольцы, а любая иная некоммерческая организация (ассоциации (союзы), автономные некоммерческие организации, в том числе, в форме общественного объединения: общественной организации, общественного движения, общественного фонда), которая на постоянной или временной основе привлекает труд добровольцев (волонтеров), вне зависимости от количества добровольцев и периодичности принятия участия в её деятельности», – считает Ирина Жигалова, эксперт Общественной палаты Кемеровской области. Таким образом,непонятно соотношение добровольцев и штатных сотрудников и какую долю в общей работе организации выполняют именно добровольцы.

Кроме того, проект федерального закона в рамках, предусмотренных для добровольческих (волонтерских) организаций прав, позволяет им заручиться поддержкой органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствии с законодательством Российской Федерации. В этой связи необходимо конкретизировать различия между деятельностью добровольческих организаций, центров поддержки добровольчества, организаторов добровольчества, деятельностью единой информационной системы и критериями предоставления им государственной финансовой поддержки.

Одновременно хотелось бы отметить, что правовое регулирование добровольческой (волонтерской) деятельности в том виде, в котором предлагает его «регулировать» данный законопроект, сложилось самостоятельно задолго до его появления, и все вносимые изменения утверждают лишь сложившуюся практику.

Разработчик, уравнивая понятия «волонтерство» и «добровольчество», устраняет сложившееся к настоящему времени противоречие между рядом нормативных правовых актов в установленной сфере. Однако, понятие «волонтерства», его квалификационные отличия от «добровольчества» и «благотворительности» законопроект не даёт. Отсюда возникает вопрос по норме п.п. 3.1 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации, которая не распространяет своё действие на волонтеров и предусматривает освобождение от налогообложения выплат, производимых только добровольцам.

Следует также добавить, что в рамках вышеуказанной нормы Налогового кодекса России не все имущественные права добровольца (волонтера), предусмотренные п.п. 4-6 части 1 статьи 17-1 законопроекта, подпадают под освобождение от налогообложения доходов физических лиц. Например, пункт 5 части 1 статьи 17-1 законопроекта предусматривает получение добровольцем (волонтером) услуг, оказываемых государственными и муниципальными учреждениями.

Хотелось бы привлечь внимание и к части установления единой терминологии и подходов, а именно: каков будет статус добровольческих (волонтерских) организаций, таких как образовательные учреждения и волонтерские отряды.

Бесспорно, принятие законопроекта позволит сформировать единый подход к регулированию отношений в сфере добровольчества (волонтерства) и закрепить требования, которым должны соответствовать указанные в нем организации и лица, но только с учетом замечаний, изложенных выше.

Члены и эксперты Общественной палаты Кемеровской области отмечают, что законопроект требует необходимой разъясняющей оговорки (или примечания), отсылающей к соответствующим нормам других действующих законов. Например, в пункте 2 статьи 17-1 (раздел III) проекта федерального закона предусмотрены обязанности добровольца, которые носят общий декларативный характер: во-первых, «…не нарушать Конституцию Российской Федерации и законодательство Российской Федерации при осуществлении своей деятельности»;во-вторых, «…не разглашать ставшие известными в ходе осуществления добровольческой (волонтерской) деятельности сведения, относящиеся к охраняемой законом информации…».То есть в законопроекте отсутствуют уточняющие положения о том, что относится (не относится) к охраняемой законом информации и что является (не является) её разглашением.

Необходимо отметить, что на этапе распределения финансовых средств, заключения договоров могут возникнуть вопросы коррупционного характера. В связи с этим необходимо проработать локальные акты, регулирующие распределение средств.

Также вызывает определённые сомнения и может послужить коррупциогенным фактором финансово-экономическое обоснование (в приложении к законопроекту) о потребности в поддержке единого федерального интернет-ресурса для освещения добровольческой (волонтерской) деятельности, разработка которого оценивается в размере 28 542,7 тыс. рублей, полагает Евгений Агеев, член Общественной палаты Кемеровской области. Поскольку какая-либо более подробная информация по интернет-порталу отсутствует, его создание имеет существенное значение и требует глубокого обсуждения в «нулевом чтении», в том числе, с непосредственным и четким прогнозом затрат при указании размера денежных средств.

С одной стороны, принятие регламентов взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также подведомственных государственных учреждений и иных организаций с организаторами добровольческой (волонтерской) деятельности, добровольческими (волонтерскими) организациями, центрами поддержки добровольчества (волонтерства) напрямую обеспечит их правовую защищенность. С другой стороны, принятие указанных регламентов может привести к излишней бюрократизации добровольческой (волонтерской) деятельности, что противоречит её сути, - отмечают в Общественной палате Кемеровской области.

Заключение по результатам общественной экспертизы законопроекта направлено в Общественную палату Российской Федерации.